Я отказываюсь от своих привычек

Любовь – это дар Божий.
Мы с моей будущей женой «увидели» друг друга, когда были уже взрослыми людьми. Мы к тому времени уже давно работали вместе. Друг напротив друга полгода сидели и никогда друг друга не видели. А потом вдруг что-то изменилось, совершенно непонятно что.
Это не любовь с первого взгляда. Но после того как мы открыли друг друга, стало понятно, что иначе и быть не могло. Невозможно было представить, как можно было не найти друг друга. Мы огромное количество времени проводили вместе, держась за руки и рассказывая друг другу свою жизнь. И чувствовали себя гармонично, как никогда.


Сейчас мы уже семь лет вместе живем. И почему-то у нас сразу возникло такое ощущение, что вот все шестерёночки совпали, нет ни одного зубчика сломанного, все шло как отлаженный механизм.
Наверное, это банальная история, которую может рассказать любой человек, который нашел свою половину. Могу точно сказать, что за все время, которое мы вместе, любовь никак не идет вниз абсолютно, только по нарастающей. Год от года я все больше и больше понимаю, что я не могу представить, как бы я мог жить без Оксаны. На этом месте абсолютно невозможно представить другого человека.
Недавно Оксана перенесла тяжелую операцию, дважды подряд, и был очень высок риск летального исхода. Я места себе не находил. Начал думать: а могло бы быть иначе? А что будет, если она не выживет? И я понимал, что я не могу себе ответить на этот вопрос вообще. Я не представляю, как я могу быть без нее или с кем-то другим. И, слава Богу, что Оксана жива, здорова. Я счастлив, что мы вместе и понимаю, что настоящая любовь – это, прежде всего, Дар. Заслужили мы его? Не знаю. Не заслужили.
Примерно год назад мы решили с Оксаной посчитать, сколько же мы вместе живем. Действительно, никогда до этого не задумывались над этим. «Семь лет? А ощущение, что ну два года, ну год, может быть, прошел». А ведь уже Глебу пять было на тот момент, уже Федор был. И мы это действительно было, искренне удивились, что уже столько времени прошло. Иногда говорят «как один день». Вот они прошли эти года, как один день.
– Говорят, что с годами настоящая любовь не только становится сильнее, но и меняется качественно.
– Мне кажется, что меняется «топливо любви», – то, что ее питает. Когда-то нам было просто интересно вместе. Я открывал и находил Оксану многогранной и интересной. В то же время у меня были определенные страхи. А вдруг я ошибся? А вдруг обнаружится что-то такое (во мне ли в ней ли, в окружающей действительности), что заставит меня изменить отношение к жене? И по прошествии какого-то времени – три, четыре года, может быть, пять лет, я понял, что нет таких событий, которые могут повлиять на мои отношения с Оксаной. Это была первая ступенька укрепления отношений.
Дальше появились дети. Мы вместе рожали, вместе жили в роддоме. Это была вторая ступенька, когда я понял, что надо быть последним негодяем, чтобы потом когда-то сойти по этой лестнице вниз. Вот твой ребенок. Как можно уйти от него?


Важнейшей вещью, которая соединяет супругов, является вера. Когда-то Оксана взяла меня за руку, отвела в храм и сказала: «Вот, храм».
Поначалу для меня было не просто понять это. Мы тогда жили в Москве на Речном вокзале, храм находился далеко, каждое воскресенье рано вставать было… не очень понятно зачем. Тогда я просто понимал, что вера – дело правильное, нужное.
А потом, когда мы потеряли сына, стала гораздо понятнее роль Церкви, роль веры в моей жизни. У меня возникло ощущение, что если бы не вера в Бога, не вера в то, что Фёдор где-то у Бога ангел, это невозможно было бы перенести. Это была ещё одна из ступенек на лестнице нашей любви. Ужасно это говорить, но смерть ребёнка связывает больше, чем его рождение.
Любое событие – это новая ступенька. Чем дальше, тем больше любовь строится на любви к Богу, на любви друг к другу, любви к семье, к близким. И понимаю, что слава Богу за то, что мы вместе! Наверное, без веры настоящая любовь невозможна.
Господь дает дар любви и верующим, и неверующим. Но из всех семей из наших неверующих знакомых никто не прошел испытаний совместной жизни. Все наши знакомые семьи, кроме православных, или распались, или на грани распада. Слишком много искушений в жизни человека. И рождение детей – это тоже искушение, потому что это новые трудности, кроме новых радостей.
А верующих Господь просвещает, просветляет и дает любовь и терпение, через благодать, через Таинство Причастия. Также очень помогает совет опытного священника. А без наставника невозможно в этой наполненной трудностями жизни. Прожить своим умом не получается.
Вера часто является вразумлением, последним барьером, который останавливает перед совершением какого-то действия, которое могло бы повлиять на стабильность в семье. Это крайне положительно влияет на отношения в семье. Я по природе достаточно вспыльчивый человек, и часто меня сдерживает понимание того, что, гневаясь, я делаю себе плохо, нарушая заповедь о любви к ближним. Так же это влияет на мои отношения к алкоголю, к табаку, к общению с противоположным полом.


Я знаю, что тем, кто не в Церкви, проще переступить эту грань: «Жена не знает, а значит чего мне бояться?». Как сказал Достоевский, кажется: «Без Бога все возможно». Благодаря вере в моей жизни ограничителем является не жена. Оксана нормально относится к каким-то моим слабостям, но ведь не перед Оксаной мне отчитываться после смерти.
Теперь мы понимаем, что всё, что даёт Господь, ведёт и к укреплению наших отношений, и веры внутри и понимания того, как надо жить. Если человек воспринимает жить через веру, то Бог всё даёт.
Мешает только лень, это наш страшный бич. Знаем, как правильно поступать, а часто не делаем. Надо нам посылать испытания, несчастья, чтобы мы опомнились. Молился ты горячо в тяжёлый момент – когда испытание закончилось, молись ещё горячее, чтобы Господь не послал новую напасть.
– Некоторые думают, что после многих лет брака супругов связывает привычка, а «привычка» – слово не романтичное.
– Я не думаю, что это привычка. Оксана просыпается, я чувствую, что люблю ее, каждое утро.
Я не думаю, что это привычка, хотя понимаю, что это такое, потому что ко многим вещам в жизни очень быстро привыкаю, и становится неинтересно. Оксана, семья и вера – наверное, те несколько вещей, к которым я до сих пор не привык, и, надеюсь, не привыкну. Мне интересно с этим жить, в этом жить. Надоедает работа, привыкаешь к друзьям ко всему, кроме вот этих событий. Иван, Глеб, Федор. Все три сына были таким источником радости, что в какой-то момент они становились основой для любви, если можно так сказать. Это точно не привычка, абсолютно. Я не могу отделить себя от семьи, себя уже, наверное, от веры. Это кусочек меня. Как можно привыкнуть к правой руке или левому глазу? Наверное, это кусочек меня, который живет вместе со мной, думает о том, о чем я думаю. Я думаю о том, о чем они думают.


Признак любви – жертвенность. Если двое любят друг друга по-настоящему, они будут меняться друг для друга, подстраиваться, уступать друг другу. Что такое меняться? Если Оксане во мне что-то не нравится, я уступаю, я меняюсь. И наоборот. У всех все по-разному, но если Господь дает тебе дар любить этого человека, то ты жертвуешь собой ради него не по долгу, а потому, что тебе хочется так делать.
Безусловно, надо работать над собой. В браке, и с любимым человеком, и если ты один, все равно надо работать над собой, потому что если не идешь вперед, а даже стоишь на месте, то это уже деградация, и в том числе и отношений.
В семейной жизни особенно нужно замечать каждое слово, которое ты говоришь. Потому что неверно сказанное слово может опустить планку отношений, и она уже никогда не вернется назад. То есть вы находитесь на Олимпе в момент венчания, в момент совершения брака. А дальше уже это ваше дело, сможете ли вы продержаться на этом Олимпе, потому что даже самые хорошие отношения можно испортить какими-то базарными выражениями. Надо помнить, что любой твой нехороший поступок – практически необратим.
– Бывает, люди встречаются, и думают: это моя половинка, но вот это хорошо бы изменить.
– Заключение брака чем-то похоже на покупку квартиры. Как это ни ужасно звучит. Ты должен для себя поставить вопрос, с чем ты можешь смириться, а с чем нет. Вот если допустим, ты никогда не смиришься с первым этажом или с отсутствием балкона, то чтобы ты в квартире не делал, какой ремонт, то это отсутствие балкона будет донимать тебя всю жизнь. И в человеке может быть какой-то грех или недостаток, с которым ты не можешь смириться. Я, допустим, могу смириться с бардаком, еще с чем-то, а есть вещи, с которыми я не смогу смириться. Я смогу, конечно, простить, но мне будет очень тяжело.
Я когда-то научился относиться ко всему спокойно, с пониманием. Если, допустим, моей жене удобно не убираться сегодня, для меня в этом нет никаких сложностей. Наоборот, мне будет приятно в чем-то пойти ей навстречу. Я по природе достаточно эгоцентричный человек и с трудом прощаю ошибки других. У меня всегда существует свое мнение о происходящих событиях, и я стараюсь выстраивать их так, как я считаю нужным. Но в моих отношениях с женой этого не происходит. Ну, если ей так удобно, да пожалуйста.
Например, моей жене разонравились мои шутки. Она с ними борется, очень мягко. Ну, раз не нравится ей, я перестраиваюсь, где-то отказываюсь от своих привычек.


Я думаю, что семья не может обходиться без небольших локальных конфликтов. Потому что всегда всё гладко быть не может, мы все не идеальны. Любое недопонимание, которое возникает: бурчание или еще что-то, оно всегда потом сменяется притоком любви. Милые бранятся – только тешатся. Если я бурчу или поругаюсь на Оксану, то потом думаю: «Господи, ну и что, что я прав, ну какая разница. Ведь она же женщина, она мать моих детей. Пойду, опрошу прощения». И это искренне, это не потому, что мне хочется, чтобы кофе сварила. Нет отнюдь. А просто я понимаю, что чего я добьюсь, если я буду прав чем-то? Просто прийти и сказать: «Оксан, прости Бога ради. Люблю тебя, не могу, прости». И мне легче, и ей легче.
Поэтому, если уж все шестеренки совпадут из возможных, и не будет ни единого повода для конфликтов, то понятно, что менять ничего не надо. А так, ну пусть что-то в человеке, которого ты любишь, тебя не устраивает, пусть это будет основанием для каких-то инцидентов. Не так уж это и страшно, если конечно, если это не балкон из того рассказа, с которым никогда невозможно смириться. Пусть, ничего в этом страшного нет. И не надо мне кажется, ничего править, изменять. Это лишнее. Человек, который рядом с тобой, сам изменится, если он тебя так же любит, когда увидит, что тебе это не нравится.
Есть самый простой и в то же время самый сложный способ – молиться. Вспоминаем об этом уже в критических ситуациях, когда уже ничего сделать нельзя своими силами. Почему конкретно я или все люди так бестолковы, я не знаю.


Глеб имеет достаточно твердый нрав, и Оксане с ним очень сложно – вплоть до того, что порой у нее просто опускаются руки. Недавно был такой момент, когда она уже перечитала все книжки по психологии, и так подходила к нему, и сяк, и потом она его посадила в ванну, сидит около ванны в коридоре и просто плачет. Говорит: «Господи, прости, я не знаю, что делать, я просто больше не могу, я не знаю, что делать». Он выходит мокрый в полотенце и говорит: «Мам, знаешь, я так подумал, а зачем я действительно так себя веду?». Вот такие чудеса случаются.
И, конечно же, друг друга мы с женой тоже пытаемся иной раз править, иной раз напильником, иной раз топором. Это очень трудно, мы не поддаемся, как, наверное, любой человек. Но когда ты начинаешь молиться, то оно получается само собой. При этом есть три варианта: либо он меняется, либо ты меняешься, либо тебе этого больше уже не надо. И это действительно так. Но почему мы, бестолковые, не делаем этого сразу, я сказать не могу.
Просто от лени. Пока все хорошо, думаешь, ну и зачем всё это нужно. Были сложности на работе – всегда в храм, всегда молитва в голове – всё как положено.
– Чего следует избегать в семейных отношениях?
– Что не делать – не следить за тем, кто рядом, и следить за собой. Чтобы сохранить любовь, нужно стараться не пытаться анализировать того, кто рядом. Потому что если анализировать, всегда получится, что что-то не так, «Я думал, мне это нравится, нет, все-таки не нравится».
Воспринимать человека таким как он есть. Можно задать себе простой вопрос – а смогу ли я найти другого человека, лучше, чем тот, кто уже сейчас с тобой? Даст ли тебе Господь найти шанс человека еще лучше?
Когда вдумываешься, понимаешь, что если есть хоть искорка счастья, нужно хранить и раздувать этот огонёк настолько, насколько это возможно.