Любовь может быть только жертвенной

– Как сохранить любовь в браке?
– Принимать со смирением, что посылает Господь.
Мне вот кажется, что как это ясно: я решаю для себя с момента замужества, что потрачу свою жизнь на то, чтобы сделать этого человека рядом счастливым. Какое великое назначение у человека! Не ковыряться в своем эгоизме, но сделать человека счастливым, терпеть его капризы, прощать что-то. Как всё просто, казалось бы, ну а как это трудно на деле. Вот жертвенная любовь, а любовь не может быть другой.
Любовь может быть только жертвенной. Всё, что не является жертвенной любовью, просто человеческий эгоизм, когда хочется, чтобы меня любили, чтобы человек был рядом, который меня боготворит. Это не любовь.


Большое испытание любви – болезнь, боль, смерть. Не бросают же, выхаживают, рожают, хоронят, закрывают глаза. Неприятные бывают болезни, может взыграть брезгливость. Но это же человек, с которым меня соединил Бог, мне ли обсуждать, хочу я этого или не хочу, если это уже произошло? Я сделал свой выбор, в кандалах меня никто не вел под венец, значит это моя судьба.
Не говорят об этом, боятся говорить серьезные вещи. Почему все обходят такие темы, как тема смерти? Мы даже слов таких избегаем, говорим «если что случится», щадим, а ведь надо готовиться, это самый главный экзамен для нашей любви. Жертвенная любовь невозможна без экзаменов: или мужу Бог пошлет болезнь или жене какое серьезное испытание.
Только тогда и есть какая-то семейная жизнь, когда есть жертвенная любовь, хотя бы с чьей-то одной стороны, потому что с той и с другой редко бывает…
– А о себе, как же, совсем забыть? Я же хочу, чтобы и мне было хорошо?
– Конечно, хочется, чтобы и тебе служили так же, но бывает это не всегда. Это не мое дело – будут мне служить или нет, мое дело служить ближнему. Хорошо, если этот ближний служит тебе, лучше не придумаешь. Но надо помнить, что семейная жизнь – это прежде всего служение друг другу. А что есть служение? Это несение скорбей вместе. Это и есть жертвенная любовь, жертвовать собой для близкого, который рядом с тобой.
Афонский старец Паисий, книги которого мы издаем, показал образец жертвенной любви. Старец до тысячи человек в день принимал, с улыбкой, с любовью, каждому глоток холодной воды и кусочек лукума, ведь с какой болью к нему шли, с хорошим-то не идут. Многих от рака вымаливал. Приходит мужчина к нему и просит помолиться за его жену, больную раком. Ему старец говорит, а давай вместе молиться, только надо жертвенно молиться: «Сделай Отче, чтобы эта болезнь перешла от жены ко мне». И он видел смущение в глазах этого мужчины. «Что, не можешь? Ну, тогда я буду молиться за твою жену так», – говорил старец. Паисий умер от рака. Вот она, жертвенная любовь. Он, не имея детей, никогда не был женат, учит нас семейной жизни в книге, которая так и называется «Семейная жизнь», где каждый может найти что-то для себя.


Когда я прочитала эту книгу, я сказала себе: если бы я это знала раньше! Когда начинается семейная жизнь, то возникает проблема с родителями. Ей кажется, что он любит ее маму недостаточно, ему то же кажется, и может дойти до развода. Совет старца Паисия прост: надо жене любить чуть больше маму мужа, а ему – маму жены, и тогда получается ровная жизнь, все компенсируется.
– У молодых посетителей нашего сайта чаще другое словосочетание встречается: «безумная любовь».
– А «безумная» – вообще не любовь. Что такое страсть, от света она или от тьмы? Кажется, жить не могут друг без друга, а потом куда-то ушло. А было ли? Если бы можно было стать счастливым, живя по страсти, все были бы счастливые.
– Итак, любовь всегда жертвенная. Но до какой степени должна доходить жертва? Ведь многие женщины часто слишком много позволяют своему супругу, даже бить. Бывает жертва ради любви, а бывает жертва по какой-то слабости и даже, может быть, своего рода эгоизму.
– Если женщина верующая, лучше всего согласовывать с духовником такие вещи. Иногда духовник говорит, что всё, тебе больше терпеть нельзя; он понимает, что наступает момент, когда оба супруга деградируют. Речь в этом случае идёт уже не о жертвенной любви, а о дури какой-то, когда ты горбишься под ударами. Наступает момент, когда нужно сделать шаг, уйти от него, забрать детей. А бывают ситуации, когда нужно ещё потерпеть, побороться за сохранение семьи.


В моей последней книге есть очень горькая история про пожилую женщину. Жили в деревне, муж попивал, бил её, но детей вырастили. И вот дети приехали картошку сажать в отчий дом, потом застолье, а муж любил выпить, потом придираться к ней стал. Она закрыла двери, он стал стучать. Она приоткрыла дверь, толкнула его, он упал, стукнулся головой об камень и умер. Ей дали ой как много, лет восемь, а ей было уже за 70, когда это случилось.
Вот она чуть-чуть преступила – и всё, развалилась её жизнь. Теперь на старости лет она сидит на зоне за убийство мужа, с этими наркоманками. Больная, еле передвигается, даже на крестный ход не ходила.
Как она должна была поступить? «Терпеть надо было, – говорит она. – Всю жизнь терпела, а тут вот дала волю, битой была, но терпела». Она очень мучается, переживает, считает, что виновата, жалеет своего Игнатия. Даже просила меня молиться за него, сама подает записки за убиенного. Простая деревенская тетка, честно прожила всю жизнь, терпела, а тут что-то нашло… даже не избила. Какая хрупкая наша жизнь.